НОВОСТИ Все новости

Сусуманский
горно-обогатительный

комбинат
«Сусуманзолото» -

крупнейшая
золотодобывающая

компания
Магаданской области

БЕЛАЗ имени первого директора «Сусуманзолото» Василия Струкова введен в эксплуатацию в ООО «Новый путь»

« Назад

19.11.2021 15:35

       Производитель тяжелых карьерных самосвалов «БЕЛАЗ» второй год реализует свой гуманитарно-исторический проект: цель авторов идеи - напомнить молодым горнякам о людях, которые стояли у истоков развития отрасли. В числе активных популяризаторов замысла в России – официальный дилер Белорусского автозавода ООО «Сервис Карьерных Машин». Как рассказал директор его магаданского филиала Игорь Харин, на Колыме инициативу белазовцев поддержали. «Дело в том, что история освоения нашей области - это, по сути, летопись горной отрасли. Легендарно известный трест Дальстрой строил поселки рядом с месторождениями золота, то есть сначала появлялся прииск, а уже потом – населенный пункт, где могли бы жить старатели. Поэтому имена ученых, геологов, первопроходцев, руководителей первых предприятий здесь помнят и чтут. Например, в этом году коллектив холдинга «Сусуманзолото» присвоил новой машине имя Василия Федоровича Струкова – первого директора Сусуманского ГОКа».

    IMG20211118110833  Имя Василия Федоровича Струкова было хорошо известно всей горняцкой Колыме: его северная биография началась в 1939 году. Сюда его, выпускника Ленинградского планового института, направил питерский КЦ ВКПБ: Дальстрой в те годы делал свои первые, но твердые шаги и остро нуждался в молодых, образованных и идеологически подкованных единомышленниках. У инженера-плановика Василия Струкова уже был опыт работы с людьми: выходец из крестьянской семьи, рабфаковец, школьный комсорг, он умел наладить контакт с трудовым коллективом и повести за собой. Три года он посвятил комсомольской работе в Тенькинском Горнопромышленном управлении, позже – в Юго-Западном Управлении Дальстроя и в Чукотстрое. Усть-Омчуг, Сеймчан, Залив Креста, - вплоть до 1946 года Василий Струков безотлучно находился на Севере.

    

       Среди его многочисленных наград есть и особая - медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг». Столь высоким поощрением были отмечены немногие тыловики. Вклад Колымы в Победу сегодня неоспорим, а значит, и для Василия Струкова это были самые сложные и напряженные годы.

        В автобиографии из личного дела Василия Федоровича есть примечательная запись о том, что в 1946 году – сразу после войны - он побывал в продолжительном отпуске в Ленинграде. Сегодня, когда Колыму отделяет от материка лишь 7 часов авиаперелета, можно лишь догадываться, насколько важным событием стало это для молодого партийца, что он собственноручно внес этот факт в автобиографию как особо заслуживающий внимания.

       Затем были годы почти мирного труда. «Почти» потому, что спокойных дней у Василия Федоровича было немного. Начальник прииска им. Тимошенко, начальник рудника им. Матросова – на Теньке, начальник Западного горнопромышленного управления Дальстроя - уже в Сусумане, а затем - директор Сусуманского районного горнопромышленного управления Магаданского совнархоза, который через 4 года перерос в Сусуманский ГОК. О каком покое можно мечтать, возглавляя работу таких предприятий?

       К сожалению, местная пресса тех лет содержит на удивление мало корреспондентских упоминаний о Василии Струкове. Больше – о сусуманских приисках, успешных или провальных цифрах плана и даже встречается острая критика. Вот что находим в выпуске газеты «Магаданская правда» от 4 марта 1971 года: «Идет третий месяц нового года, а прииск «40 лет Октября» до сих пор не утвердил технический проект горноэксплуатационных работ. Как же можно в таком случае видеть конечную цель – выполнение годовой программы золотодобычи? Перед прииском ставят задачу завершить план по золоту в октябре и в то же время ориентируют …на зимнюю промывку песков. Опять противоречия, снова необходима перестройка. Но какая? И вот так во всем: частокол вопросов. Все решается не сейчас, а в будущем. Так что главной ставкой в работе прииска «40 лет Октября» является сегодня не конкретный технический проект, а «стратегия» надежд».

       Вряд ли сильно задела его, уже маститого директора, такая печатная реплика. Ведь это был уже 1971 год, а возглавил работу горняков в Сусуманском районе Василий Струков в 1956 году. В зоне его ответственности оказалось сразу 10 приисков. И за эти годы он и его соратники сделали столько, что никакая газетная статья не вместила бы.

    Попробуем перечислить основное. Первое, чем занялся Струков, прибыв в Сусуман, - проанализировал сложности. Ведь ряд приисков несколько лет подряд не выполнял план. Помогли ему в этом хорошо знакомые по работе на Колыме коллеги, с которыми раньше встречался на профильных конференциях, совещаниях. Лев Шувалов, Николай Вязников, Семен Борчин, Игнат Шуринок. Все это были люди опытные. Многие – проверенные военными годами. Главные производственные и кадровые проблемы замыкались в общий круг: невнимание к открытым площадям и зимней вскрыше торфов, старые станки, отсутствие запчастей и ремонтной базы для техники, примитивные, деревянные и малоэффективные приборы, отвратительные бытовые условия - старатели все еще жили во времянках. Прибавляли забот бывшие солдаты и прибывающая комсомольская молодежь – о них нужно было заботиться вдвойне. 

         И Струков, о дальновидности которого на Колыме уже знали, начал именно с людей. Вместе с энтузиастом Андреем Межевичем они за считаные недели создали лесопункт: началось строительство двух и трехэтажных домов на Широком, Холодном, Беличане. Так, с его руки, была сформирована стратегия комплексного капитального строительства, благодаря которой Сусуманский район много лет оставался одним из самых обустроенных и комфортных в области. Именно Струков постоянно настаивал на том, чтобы строительство стало долговременной программой, убеждая руководителей приисков в том, что нужды людей важнее цифр плана. Одновременно со строительством домов между приисками «Широкий» и «Ударник» появился мост вместо ненадежной паромной переправы через реку Берелех. А бригада бывших солдат поддержала Василия Федоровича в строительстве с ноля прииска «Буркандья».

         В эти же годы Струков определил основные направления геологоразведки. Еще один шаг – ввод в работу техногенных россыпей, оставшихся с довоенных и военных времен. И золота тогда «подобрали» немало.

   

 Между тем стартовали шестидесятые. На территории заговорили о затухании золотодобычи. Появились новые задачи, и главная – найти новые способы добычи и переформатировать само отношение рабочих к своему делу. Интересный факт: слово «перестройка» уже в те годы звучало со страниц газет. Не только выполнение приказов, а новаторство, рационализаторство, личная инициатива, - таким стал производственный и политический курс.

Струков в те годы настаивал на концепции комплексной организации труда: оперативное распространение передового опыта, поиск и опробывание свежих идей, обмен знаниями и замыслами, пробуждение творческой мысли. Так родилась идея введения лицевых счетов на каждую землеройную машину и промывочную установку. Стало ясно, кто чего стоит. Директор прииска «Широкий» Дмитрий Шевцов настоял на внедрении гидроэлеваторных установок. Струков идею гидравлики поддержал, а местные инженеры усовершенствовали ее под северные условия.

        Производительность труда резко пошла в гору, а опыт мгновенно распространили на всю территорию и даже применили на вскрыше торфов. На «Чай-Урье» Павел Турылев разработал и внедрил установку с двухстадийным обогащением производительностью до 2 кубометров в сутки.

 На прииске им. Фрунзе появился прибор Зелинского и новый бурильный станок вибрационно-ударного действия: он пошел в серию и был популярен при подготовке полигонов к рыхлению и у геологоразведки. Именно Василий Струков разглядел рациональное зерно и настоял на разработке гидроэлеваторов с удлиненными пульпопроводами.

 Приисковая разведка увлеклась траншейным способом, а на «Ударнике» опробовали большие сечения. От выборочной системы отработки полигонов перешли к сплошной, а пробы стали мыть на «Малютке», которую разработал инженер с «Ударника» Михайлов. Все это придумали и сделали сусуманцы. И всегда директор Струков поддерживал и вдохновлял своих людей.

      В архиве областной библиотеки удалось отыскать лишь три статьи, подписанные Василием Струковым. В одной из них, посвященной 30-летию Сусуманского ГОКа, он приводит цифры, в которые сложно поверить. «За 30 лет производительность труда выросла по промывке песков в 48 раз. На подземной добыче – в 81 раз, на вскрыше торфов - в 115. На открытых ГПР – в 310 раз, на подземных ГПР – в 9, 1 раза. Производительность промустановок увеличилась в 4, 5 раза, выработка на бульдозере – в 1, 9 раза, энерговооруженность горного производства - более чем в 100 раз». И ведь половину из этих 30 у руля стоял именно он, Василий Федорович. Но с еще большей гордостью говорит директор о социальных достижениях: «…в 47 детских садах района воспитывается 4 тысячи детей, а в школах обучается более 7 тысяч школьников, их учат 364 учителя. Книжный фонд 31 библиотеки составляет 200 тысяч томов. Трудящихся приисков обслуживают около тысячи медицинских работников. По путевками приисков в институтах и техникумах очно учатся более 120 студентов, заочно – 199 человек».

        С 1956 года в районе было построено 4 завода, трест «Колымстрой», строительное управление, две автобазы. «Сегодня на Берелехскую автобазу приезжают специалисты из Чехословакии и поражаются: в такой дали, где так холодно, морозно, создано прекрасное автохозяйство», - читаем в прессе тех лет.

        Василий Федорович Струков ушел на пенсию в 1973 году. Ушел рано, в возрасте 61 года. Очевидно, насыщенная событиями и трудом жизнь истощила человеческие ресурсы. К сожалению, о дальнейшей его судьбе, так же, как о личной жизни, почти ничего не известно. В автобиографии он упоминает супругу Лидию Федоровну и дочь Веру.

     В числе его государственных наград есть и высшие - «Орден Ленина», «Орден Октябрьской Революции», есть и общегражданские - «Орден Трудового Красного Знамени», много медалей и грамот.

        Личное дело Василия Струкова будет храниться в Магаданском Государственном архиве еще 27 лет. Пока информацию из него могут получить лишь родственники. А жаль. Будет ли в 2048 году кому-то интересна судьба легендарного горняка?

         Мало мы знаем и о характере этого человека. По немногочисленным репликам в прессе можно составить лишь смутное представление о нем. В характеристиках подчеркивается его организаторский дар и необычайная профессиональная дальновидность. Ведь уже полвека назад он говорил о неизбежных трудностях в будущем – о тех неотвратимых проблемах, с которыми россыпники сталкиваются сегодня: низкое содержание золота, слабые темпы геологоразведки, несовершенные методы извлечения.

      Задумывался ли столь умный и масштабный человек о том, что станет с построенными им поселками, когда золото на приисках закончится, какая судьба ждет старателей, их детей, выросших на Колыме и впитавших сам дух этих северных мест? Наверное, задумывался. Ведь для того, кто так точно определяет настоящее, как это делал Василий Струков, несложно спрогнозировать и будущее.

      Как бы там ни было, но Василий Федорович вписал свое имя в историю Колымы, а для «Сусуманзолото» он навсегда остается первым директором ГОКа, прослужившим на этом посту неспокойных и героических 13 лет.

IMG20211118110600 Фото из Личного дела В.Ф. Струкова. Ориентировочно, 1946 год

 

IMG20211112131742     IMG20211112131635

"Советская Колыма" 1941-1942 гг. Прииск "Большевик" и прииск "Челбанья"

 

IMG20211112131813  "Магаданская правда" 1971 г. 

 

IMG20211112125737  В. Струков с коллегами. 70-е годы  

 

IMG20211112125835  Журнал "Колыма",  1972 г. 

 

IMG20211112125530  Расчеты по работе удлиненных пульпопроводов.                                                                                                 Журнал "Колыма", 1972 г. 

 

IMG20211118110616  Фото из Личного дела В.Ф. Струкова 

 

IMG20211112131829  "Магаданская правда",1971 г.  

 

IMG20211112130256 В.Струков. "Магаданская правда", 1973 г.