НОВОСТИ Все новости

Сусуманский
горно-обогатительный

комбинат
«Сусуманзолото» -

крупнейшая
золотодобывающая

компания
Магаданской области

Магадан: новый образ сильного и богатого края

« Назад

20.03.2021 00:00

Уже давно в редакторских контактах отраслевых изданий страны закрепилось имя АО "Сусуманзолото" — на сегодняшний день безусловного лидера в сфере добычи золота из россыпей. Несправедливо было бы назвать это предприятие молодым: четверть века назад оно стало преемником некогда мощного Сусуманского ГОКа — флагмана советского периода колымской золотодобычи. Поэтому о проблемах отрасли и о ее перспективах здесь рассуждают с полным знанием дела. Как и вся деловая Россия, холдинг запомнит 2020 год как один из самых непростых: ведь решать вопросы, внезапно поставленные пандемией, пришлось на высоких скоростях полевого сезона. Что помогло выстоять, с какими итогами и планами подошли к новому календарю, издательству "Медиа-Бизнес" рассказал генеральный директор предприятия, депутат Магаданской областной Думы Александр Чугунов. — Сусуманский городской округ — место легендарное: самый северный, отдаленный в Магаданской области, — говорит он. — Однако за всю его историю только Сусуманский ГОК дал стране более тысячи тонн золота. Из всего наследия огромного треста "Северовостокзолото", в состав которого входило 12 ГОКов на Колыме и Чукотке, смогли сохранить только один: Сусуманский. Основная в этом заслуга — Владимира Христова, который построил уникальную модель объединения разрозненных на тот момент "россыпников" в единый холдинг и много лет его возглавлял. Увы, но в других наших районах не нашлось столь же дальновидных руководителей, кто смог бы удержать и сплотить такое число опытных, талантливых и увлеченных людей. Этот год запомнится нам и тем, что, ко всеобщему сожалению, Владимира Кирилловича с нами не стало. Он ушел внезапно — мы все еще не осмыслили и не приняли это трагическое событие. Сегодня "Сусуманзолото" работает в пяти округах Магаданской области и в Республике Саха. Но связь с родным округом мы не теряем: Сусуман по-прежнему остается для нас стратегическим центром, нам небезразлична его судьба, поэтому мы серьезно вкладываемся в его перспективы. Например, мы финансировали разработку проекта мастер-плана по переустройству городской среды — это глобальный и подробный документ, предлагающий целый ряд инновационных решений для того, чтобы компактный северный город стал уютнее, красивее. А чтобы приблизить наши общие мечты к реальности, холдинг сегодня вложил средства в проектно-сметную документацию по замене сетей — и разработка проекта уже идет полным ходом. Также уже стартовала разработка документов по асфальтированию улиц и дворов в Сусумане. А детские сады, школы, спортивные учреждения, взлетная полоса — все это находится в зоне нашего постоянного внимания и опеки. Ну и как вы понимаете, сохраняя в Сусумане наши предприятия и логистические точки, мы способствуем развитию всей промышленной инфраструктуры округа. Сегодня мы вкладываем большие деньги в ремонт технического склада в Сусумане, совместно с "Модерн Машинери" построили консигнационный склад — оттуда идет снабжение запчастями наших дочерних предприятий, которые эксплуатируют технику "Камацу", а далее с этой же площадки будут снабжаться и другие горные предприятия Сусуманского и соседних округов. — Ваше дочернее предприятие "Рудник "Штурмовской" значится отдельным пунктом в Национальной программе развития Дальнего Востока. Что уже сделано, каковы его перспективы, и хватит ли времени, чтобы вписаться в рамки действия нацпрограммы? — В 2017 году "Сусуманзолото" приобрело лицензию на рудное месторождение "Штурмовское" и начало вкладываться в строительство рудника, вахтового поселка со всеми коммуникациями, общежитием. Часть сил была брошена на разработку карьера, где добывается руда для переработки на ЗИФ, которую тоже пришлось возводить с ноля. Кроме того, мы взяли поисковые лицензии на прилегающие площади. По прогнозам наших геологов, на этих территориях запасы золота будут измеряться десятками тонн, а возможно — и больше. Поэтому мы сегодня активно вкладываемся в геологоразведку. Нас часто спрашивают, почему мы, россыпники, взялись за рудный объект. Во-первых, у нас есть хороший опыт работы на рудниках "Светлый" и "Школьный" — они уже отработаны, сегодня мы эксплуатируем рудники "Ветренский", "Верхняя Алия". Во-вторых, несмотря на то, что мы планируем и дальше оставаться самой крупной россыпной компанией, мы понимаем, что будущее все-таки за рудной добычей. Ввод в эксплуатацию "Штурмовского" идет непросто — недаром с сороковых годов прошлого века никто не подступался к этому месторождению: сложно отделять руду от вмещающих пород. Но в нашем арсенале современные технологии, и мы уже сегодня даем штурмовское золото и идем к увеличению производственных мощностей. Так что с планами справимся, без всяких сомнений. — По-вашему, россыпная добыча золота сбавляет обороты? — Как я уже сказал, в ближайшие годы мы не только будем поддерживать нынешний уровень, но и планируем нарастить объемы добычи. Для этого обновляем технику на предприятиях, увеличиваем ее количество, работаем над совершенствованием обогащения и извлечения мелкого золота — сотрудничаем с наукой, с предприятиями, способными создать такие приборы. Мы видим необходимость продолжать геологоразведку собственными силами, потому что тех запасов, которые остались и выносятся на аукционы, недостаточно. В 2020 году мы вложили в россыпную разведку более миллиарда рублей — и эти расходы уже начинают окупаться: мы видим прирост запасов, пусть и пока на стадии утверждения и постановки на учет, но новое золото уже найдено. Дальше — покажет время. — В чем конкурентные преимущества вашей компании перед другими крупными недропользователями территории? Ваши сильные стороны? — Эффект масштаба: нам как большому объединению легче выжить. Даже если одно из дочерних предприятий терпит бедствие, то остальные приходят на помощь деньгами, техникой, людьми, другими ресурсами. Второе — форма холдинга: наши дочки самостоятельны в принятии многих решений. Например, кадровых. В случае, если избрана малоэффективная схема, то пострадает только одно предприятие — остальных это не коснется. И третье наше преимущество — люди, опытные, квалифицированные, умеющие делать гораздо больше, чем другие. У нас есть специалисты, чей стаж работы на нашем предприятии исчисляется тремя-четырьмя десятками лет. Конечно, они учат и новичков, и молодых коллег — так сохраняется общий уровень профессионализма. — Что сегодня мешает золотодобытчикам развиваться и идти вперед? — Было бы неверно утверждать, что в отрасли мало что меняется. Это не так. Я иногда просматриваю свои записные книжки и удивляюсь, какие вопросы нас волновали еще 10 лет назад. Вспомните, например, о нормативе потерь, который нас вынуждали ежегодно согласовывать, несмотря на то, что он соответствовал утвержденному в техническом проекте. Мы тогда много писали, доказывали, воевали. Сегодня мало кто вообще помнит о той проблеме. А два года назад решился, казалось бы, "мертвый" вопрос о поисковых лицензиях на площади, где есть прогнозные ресурсы. И это резко расширило наши возможности и стимулирует вкладываться в геологоразведку. И таких вопросов — масса. Но все-таки основные сегодняшние проблемы горняков — в нашем несовершенном законодательстве. Не будем далеко ходить. Мы, холдинг "Сусуманзолото" заплатили вместе со своими дочками за год более трех миллиардов рублей налогов и платежей. Но налоговая служба отказала нам в создании еще одного дочернего предприятия, которое должно заниматься геологоразведкой на новых территориях, — из-за того, что когда-то раньше нами было закрыто дочернее предприятие, на котором остался долг в 60 рублей. Парадокс! Конечно, мы обратились в суд и будем бороться за право компании развиваться, увеличивать объемы работ и платить больше налогов. Волнует нас и законодательное обеспечение процесса отработки неучтенных, техногенных запасов. Не устраивает монополизм в решении вопросов обслуживания наших предприятий горноспасателями. Пора вынести на новый уровень обсуждения вопросы лесовосстановления в процессе рекультивации. К слову, наш губернатор Сергей Носов, я считаю, правильно поставил вопрос о том, что нужно создавать организации, которые будут профессионально, квалифицированно — с учетом мнения науки — заниматься восстановлением леса. А мы за это заплатим, мы готовы. Потому что каждый недропользователь сталкивается с целым рядом неразрешимых проблем, когда берется за дело сам. Ведь мы платим рыбозаводчикам, которые устраняют негативные последствия нашего воздействия на водоемы. Почему бы не перенести этот принцип и на леса? Мы умеем добывать золото, делаем это лучше других. Но с радостью делегируем ряд несвойственных нам полномочий другим профессионалам. — Каким запомнится холдингу 2020 год? — Как тяжелый. По моей оценке, из-за воздействия коронавирусной инфекции мы потеряли как минимум 300-400 кг металла. Почти на четыре недели встал рудник "Штурмовской" — вирус добрался и туда. Внешние поставщики — конечно, по объективным причинам — срывали поставку техники, запчастей. Не хватало специалистов в течение сезона, иногда простаивала техника. Но я считаю, тот факт, что мы недобрали менее ста килограммов золота до нашего плана в 6500 кг при таких обстоятельствах, — это большой успех, это отличный показатель возможностей коллектива. — Вы живете и работаете на Колыме — на земле, которая овеяна трагической славой. До сих пор Колымой пугают как гиблым местом… — Увы, этот стереотип оказался очень живуч. Чему, к слову, весьма поспособствовал диалог из известной советской комедии: "Будете у нас на Колыме… — Нет, уж, лучше вы к нам!". Поверьте, по-настоящему героических, славных страниц в нашей истории гораздо больше, чем темных гулаговских. Это и наши первые геологические экспедиции, когда за считанные годы в невероятно сложных условиях смогли разглядеть и оценить перспективы этой провинции. Это и годы войны: наши люди не просто добывали золото на нужды фронта, но и приобретали за свой счет танки и уходили воевать на них. Это и легендарные пятилетки семидесятых, восьмидесятых. Здесь всегда хотели и умели работать. И объяснить это достаточно просто: далеко не каждый даже в стабильные советские годы был готов оставить устроенный быт и попытаться за счет тяжелого труда в сложных климатических условиях изменить свою жизнь к лучшему. Ехали самые активные. Из тех, кто попробовал этой жизни, не все смогли остаться. Лишь самые сильные. Подробнее: https://magadanmedia.ru/news/1075835/?from=68